Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Клякса

La Sirena Varada

Я вернулась с игры неделю назад, и если не сделаю этого сейчас, то уже никогда не сделаю. А очень хочется оставить тут хоть какие-нибудь впечатления. Писать старательно не буду, пусть остается поток сознания.
Неделю назад я вернулась с игры “La Sirena Varada”, которую смастерила испанская мастерская группа Somnia (в лице Хосе и Хуана) и которая прошла километрах в ста от Гранады. Игроки – испанцы, австрийцы, шведы, голландец, англичане, француженка, итальянец и мы с Воробейкой. Как это у них там на западе часто водится, это был второй запуск игры, первый прошел примерно полгода назад.



Collapse )

Говоря про нордические игры, часто используют формулу play to lose. У нас широко известен (и близок многим, что уж) формат play to win. Но мне больше всего нравится вариант, постулируемый Сомнией (и придуманный Хуаном). Абсолютно отражает мое чувство игр – play to flow.
Война

Дом, в котором хочется есть

Неожиданно для себя накатала бесконечный отчет. Не очень им довольна, он написан куда больше так, как думаю я, чем так, как видел Рамзес. Но не выбрасывать же. Итак.


“Нормальное настроение”

Listen or download Poets Of The Fall Illusion Dream for free on Prostopleer

У Рамзеса было две главные жизненные интенции – Collapse )
Война

Человеческим языком тебе говорю

Моим любимым стручкам

Все вокруг было серым. Серый ветер гнал по небу равномерно-ртутные облака, светло-серые метелки травы стелились по степи до самого горизонта. Очень серого горизонта. Матово блестели работающие вокруг киберы, и бетонная площадка, на которой сидела Алена, тоже была совершенно серой.
Collapse )

Продолжение
Клякса

Сценарий в духе игры "Линчбург" в стиле фильмов Дэвида Линча

Тризер

Линчбург. Управление. Утро.
Я варю кофе. За стенкой, в своем кабинете еще только просыпается шериф, он часто задерживается на работе допоздна и проводит в управлении круглые сутки. Помощник шерифа, Майкл, еще не пришел. Пока готовится кофе, я обхожу комнату. Прибираюсь на столе, достаю пончики, проверяю наличие шариков для пинбола. На полу под дартсом лежит карта, восьмерка пик. Вчера вечером ее тут не было, кажется. Кладу карту на стол, записываю в блокнот место, где она лежала.
Кофе готов. Я разливаю его в чашки.
Люси: Доброе утро, шериф!
Беру чашку кофе и тарелку с пончиками и иду в тюрьму. Тюрьма – это громко сказано. Одна камера в дальней комнате управления. Но она занята, у нас есть целый один заключенный.
Эмили Уотс сидит на своей койке и невозмутимо раскладывает пасьянс. На ней красный комбинезон заключенного (на груди гордо выведено “№01”).
Люси: Доброе утро, Эмили. Вот кофе, пончики.
Эмили: Привет, Люси. Что нового?
Люси: Да ничего, в общем-то. Шериф только проснулся. Майкл еще не пришел.
Эмили: О! Майкл опаздывает?
Люси: Впервые на моей памяти. А еще я только что нашла восьмерку пик под дартсом. Не понимаю, откуда она могла там взяться. У тебя из колоды карта не пропадала?
Эмили оглядывается на полуразложенный пасьянс.
Эмили: У меня все на месте.
Люси: Интересно, что эта карта значит.
Эмили: У меня бабка гадала. Восьмерка – не то дальняя дорога, не то казенный дом.
Люси: Казенный дом уж наверное.
Эмили: А вот какой-то из тузов означает смерть.
Я вздрагиваю.
Эмили: Туз треф… Нет, кажется, пик.
Мне неприятно думать об этом, сердце нервно колотится. Но сквозь окно проходит мягкий утренний свет, и я успокаиваюсь. Эмили пьет кофе, я стою, прислонившись к решетке. Наш ритуал короткого утреннего разговора.
Люси: А за что ты сидишь, Эмили?
Эмили морщится. Негромко ругается.
Эмили: За взлом.
Люси: За взлом?
Эмили: Да. Только никакого взлома не было. Я была в своей квартире!
Люси: И как же так?
Эмили: Понятия не имею. Уроды. Я открыла дверь, вошла в собственную квартиру… И тут меня взяли.
Вернувшись к своему столу, я беру стикер, пишу на нем “туз пик - смерть” и наклеиваю его на ножку стола.
Люси: Сэр, а за что сидит Эмили Уотс?
Шериф: Если Вам интересно, Люси, Вы можете посмотреть ее дело.
Мне интересно. Я достаю дело Эмили и читаю.
“Дело номер… ”, так, “Эмили Уотс, муж – Роберт Сазерленд”. Роберт? Удивительно. Я хорошо знакома с Робертом, он преподает в местном колледже. Вчера на барбекю он рассказывал, что его жена умерла… “Дочь – Майа Сазерленд”. Ничего себе. Она не говорила ни о какой дочери. “Признана невменяемой и приговорена к трем годам лишения свободы за убийство сына. Чарли Сазерленд, 4 года, был утоплен в ванной”.

Collapse )


Скоро на ваших экранах! Суперблокбастер, версия Эмили Уотс
  • Current Music
    И я кричу - остановите пленку! Это кино я уже смотрел
  • Tags