Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Клякса

Баттер клауд кранч

Месяц назад я впервые за очень долгое время написала связный (условно) прозаический (ну, допустим) текст не по работе. Вышел он странный, там, куда я его писала, им не заинтересовались, но тут пусть будет.
Эссе про пугающие пальцы девочек, заусенцы на стенах и убаюкивающий опыт карантина, к которому я готовилась всю жизнь.

БАТТЕР КЛАУД КРАНЧ
Клякса

Сказка об украденном времени

Куда-то делась неделя.
Ну вот как так? Вроде, была, а вроде, и нет. Зато сегодня я смогла простоять вертикально достаточно долго, чтобы помыть раковину посуды. Вот такие незамысловатые у меня достижения!
Соскучилась по людям, искусала локти, что не съездила на Комкон, начинаю мечтать о сезоне и о том, что еще написать... Оживаю понемногу.

Почти две недели назад мы с друзьями исследовали Стокгольм в преддверии иностранного конвента. Днем мы ходили по музеям, трогали северных оленей и пытались компенсировать детство без Юнибакена. Вечером тусили у кого-нибудь из друзей в хостеле. А потом наступала ночь, и мы расходились спать. Так как кое-кто договорился поехать со мной в Стокгольм, а потом уехал во Владивосток, обе ночи я выходила из хостела друзей и шла к себе в гордом одиночестве. Я жила в самом историческом центре и идти мне было минут 20-30. Я никогда не видела такой безлюдной ночной столицы, как Стокгольм. Не только в самом историческом центре - Гамластане, но и в районе центрального вокзала ночью совершенно безлюдно. Никого. Изредка проедет машина. Очень спокойно. А я шла и слушала ночной Стокгольм. Он звучит странно, не похоже ни на один другой ночной город - тикают все светофоры. Кричат птицы. Шумит порог на реке у дворца.
Во вторую ночь, слишком взбудораженная, чтобы слушать эти медитативные звуки, я наткнулась в кармане на плеер. И, оглянувшись на абсолютно безлюдные улицы, плясала посреди Стокгольма по дороге к самому центру.

А на следующий день мы сели на паром и поплыли. Стокгольм-Хельсинки-Стокгольм-Хельсинки... Шумит море иностранных ролевых игр, нетвердо покачиваясь на каблуках дефилируют мимо юные сирены балтийского дьюти-фри.
Субботней ночью - самой веселой ночью любого конвента, не так ли? - я сижу в дискотечном лаунже на самом верху кораблика с немцем и норвежцем. С одной стороны от нас грохочет музыка, безумствует дискотека, хохот и блеск глаз. С другой стороны от меня - огромное окно, за которым вся черная гладь воды усеяна корабликами. Там ищут человека, упавшего за борт на другом пароме (за окном холод, ее не найдут). А я сижу в маленькой скорлупке между неистовством жизни и прожекторами смерти и разговариваю с людьми, которых вижу впервые, про нацизм, игру по 42 году, национальное самосознание и государственные символы.

Иногда мне кажется, что мы с жизнью играем друг с другом в наперстки на время. Кто кого ловчее обхитрит? То мне удается отхватить контрабандный кусок, а потом снова она у меня отбирает. И все-таки - волшебно.
Клякса

Уже 45 минут отличный день

Милая Ирочка, вот уже восьмой раз тебе 18, и я не могу не поздравить тебя с этим юбилеем ) Ты умеешь делать для чудеса своими руками, и я желаю, чтобы и для тебя у этого мира было много-много чудес.

Я уже подарила Ирочке две открытки (от полноты души, да-да, а вовсе не от жадности), но запощу и сюда Collapse )
face

мои друзья - поэты

этому)

От невозможности коснуться
До невозможности забыться
Так простыни к рассвету мнутся
И утро изменяет лица

Так память, свернутая туго
В комок несбыточной надеждой,
Вдруг превратит тебя из друга
В искрящий провод под одеждой.

Не подходи – под напряженьем!
Не уходи – мой мир замкнется.
Мне – память. Голово-круженье.
Забвенье мне не поддается.
Клякса

То, что я люблю - 2. Очень много

В этой серии душераздирающих признаний и леденящих сердце подробностей вы узнаете о следующем:
Африка. Сегодня вторник, Дымящееся зеркало, помни о чести, субкоманданте Маркос, щедра к нам грешникам, урчать, как индюк, чувство меры и уместности, нам-ярость, гамельнский крысолов, барон Суббота, Апокалипсис сегодня!, ЛЭШ, граф де Вальдек, задыхаться от нежности, смеяться в постели, говорить-через-дефис, искра божьего гнева, месса отца Куарта, культура гиперссылок, штопать марьячи, dead man, ёлки не врут, бритва Оккама, синхронизация бизнес-процессов, кровь-любовь-и-риторика, только без гигантомании, кармическая нога и абсолютное воскресенье, десакрализация процесса.

Collapse )
Red Sign

(no subject)

Моя любовь – на острие пера.
На острие, заточенном так рьяно,
Что и касанье предвещает рану.
Часы стучат, что мне писать пора.
Моя любовь – на острие пера.

Моя любовь в себя впитала все,
И плач вдовцов, и мертвых безмятежность,
Преобразив все в трепетную нежность,
Но ей до основанья потрясен
Привычный мир. Любовь – впитала все.

Моя любовь не смотрит на других.
Мое перо упрямо и безбожно.
Так дальше жить смешно и невозможно,
Но ветер этих дней еще не стих.
Моя любовь не смотрит на других.